(no subject)

Существуют ли на свете специалисты по расшифровке непонятных почерков, которым можно дать на вход маленькую рукопись и получить на выход печатный текст за умеренную плату?
Всю голову уже изломала над этими судьбоносными каракулями.

На тридцатом году жизни...

25 июня 2015 года, в 18 часов 50 минут по московскому времени в турецком кафе "Бардак" я выпила первую в своей жизни чашку кофе.
И мне, черт возьми, понравилось.

(no subject)

Сегодня на танцах в "Облаках", встревоженный балканскими мотивами, разорвавший оковы, из моей груди вырвался на волю голос.
Из меня выходил табор. Шли толстые цыганки, перекинув спутанные косы на грудь. Шли бородатые цыгане в алых рубахах. Шел, понуро осунувшись, ручной медведь. Шли чумазые дети. Звучала гитара с бантом на грифе, ей вторили бубны, стонала скрипка.
И вместе с ними шла я. Цыганская дочь, во младенчестве украденная добропорядочной семьей из кибитки, воспитанная в достатке и заботе, но учуявшая на вершине лета дым костров и шагнувшая за порог. Шурша рваными юбками, звеня ножными браслетами, я с изумлением наблюдала, как проступает дорожная пыль на расписанных хной стопах.
Я шла домой.

(с)

..Some where I'll find you inside
The answer when we
Remember who we can really be
And there we will arrive home
With all the answers that fair
To reason all within our love..

"Кобейн: чертов монтаж"

Посмотрели вчера кино. Какой же он все-таки красивый!



Плакалось, конечно, и в процессе просмотра, и после. Курт Кобейн - живое вечно живое воплощение подросткового бунта. Ангельски ясное лицо, за которое можно простить любые безумства, как прощают ребенку. Песни, буквально выплевывающие боль непонимания, отверженности, инаковости. Этот эгрегор подростка просто не мог позволить себе повзрослеть, муза бы покинула его. Он этого и не сделал. Поэтому его ранняя смерть была совершенно неизбежна. Подростки до сих пор обожествляют его потому, что он сам навсегда остался как они. Питер Пэн юношества.

Но плакалось-то, конечно, от своей подростковой боли и подросткового же невыносимого одиночества. Плакалось - и взрослелось. Ружье - не наш метод.

"Сказки старого Вильнюса"

Соседей по плацкарту по пути что туда, что обратно мне явно выдали за неизвестные, но крупные заслуги.
В первом случае это было двое преподавателей какой-то очень крутой гимназии, сопровождавшие два десятка учеников на экскурсию. "Степной волк" Гессе в восьмом классе, да еще у мальчика - это, конечно, сильно. Разряды по шахматам, родители-дипломаты, американское свидетельство о рождении, с которым замучаешься на границе - прилагаются. Суровый околоеврейский юмор, философски поддерживаемый очаровательным мальчиком Мишей Фридманом - тоже. Порадовали анекдотом:

Заходит мужик в магазин и спрашивает продавца:
- Скажите, у вас ватман есть?
- Ватман? Нет у нас Ватмана, посадили его...
- Да нет, вы не поняли, мне на кульман (стол чертёжный) надо.
- И Кульмана нет, уехал он.
- Да что вы в самом деле?! Поймите, Я - дизайнер!
- Да я вижу, что не Иванов...


А на обратном пути десант лингвистов из РГГУ возвращался с симпозиума по балто-финским языкам.
Ау, пьяные дембели, где вы?



На вокзале есть газетный киоск, к которому сразу по прибытии поезда с Москвы выстраивается очередь за картами города.



Буду ездить в этот славный город поспать. 11 часов в первую ночь и 9 - во вторую. Это на фоне-то моих страданий последней пары лет.



Вспомнилась по ходу дела опера Чайковского "Иоланта". Не самое выдающееся его произведение, но интересен один аспект сюжета. Иоланта - слепая от рождения, но ее растили так, чтобы она не чувствовала, что с ней что-то не так, мол, так и нужно, все такие же, не существует в природе никакого зрения. И вот появляется таки возможность ее исцелить, но с условием: она сама должна этого захотеть. И это ставит перед окружающими нетривиальную задачу: как объяснить плюсы зрячей жизни тому, кто не знает, что такое зрение? И Иоланта довольно долго сопротивляется и уверяет всех, что ей и так хорошо. Но в итоге, что нетипично для опер, все заканчивается таки хорошо, героиня прозревает и, конечно, понимает, что дура была. Так вот, к чему это я...?:)



Город зеленый, уютный, солнечный, туризмом испорчен несильно, там, кажется, живут настоящие люди. Князь Гедеминас - местный аналог Ленина. Спустившись с холма Гедеминаса и полюбовавшись на памятник Гедеминасу, вы попадете на проспект Гедеминаса. На местных евро тоже его чеканят. Кстати, на евро страна перешла совсем недавно, цены округлиться не успели, поэтому общественный туалет за 29 центов или пригородный автобус за 1.72 - норма жизни. Больше нигде таких цен не видела, надо запасаться еврокопейками, их на всех не хватает.
Кормят вкусно, суп-пюре из боровиков с кусочками утки - навсегда в моем сердце, но даже из банального салата капрезе они умудрилдись соорудить произведение искусства с привлечением вяленых на солнце томатов и бальзамического уксуса.



В последний день вечер зашла в собор около Ворот Зари. Там шли приготовления к вечерней мессе. Села на лавочку у стенки. И - голос в голове:

- Вот ты так боишься смерти - а Он разве боялся? Ты боишься, что тело твое "разрушится" - а что сделалось с Его телом?

Вот и поговорили.